Десять тысяч сирот в Приангарье стоят в очереди на жильё

Рост экономики, социально-ориентированный бюджет и политика сдерживания цен — об этом областное правительство рапортует практически ежедневно. В отчётах сплошные достижения и позитив. На деле же многие программы оказываются провальными. Например, работа по обеспечению детей-сирот жильём практически стоит на месте. Неосвоенными остаются сотни миллионов рублей. Кто лишает бывших детдомовцев законных квартир, разбирались мои коллеги.

Катя и Света Мельниковы — двойняшки. Они родились в большой семье Эхирит-Булагатского района. Осиротели девчонки после страшного пожара, который забрал родителей, лишил дома, а всю семью разбросал по миру.

Екатерина и Светлана Мельниковы
— Когда вот мы бежали, это все... полыхало. И наш старший брат сидел за этим домом, он думал, что мы тоже там.

Детский дом, приёмная семья — все этапы сёстры проживали вместе. В Ангарск приехали тоже вместе, здесь же встали в очередь на жильё, как дети-сироты. Двигается очередь крайне медленно, за пять лет двойняшки стали ближе к собственным квартирам на 992 человека. Сейчас Мельниковы две тысячи сто пятидесятые. Нетрудно рассчитать, что новоселье девушки отметят лет через десять, когда обеим будет далеко за тридцать

Екатерина и Светлана Мельниковы
— Сказали, и 10 лет ждут, что ты хочешь? Кто-то говорит, что если вам до 25 лет не дали, то больше даже не тягайтесь, не видать вам жилья.

Света продолжит ютиться с родственниками мужа, а Катя скоро окажется на улице. Общежитие ей на время учёбы предоставляет ангарский университет. В декабре 2020 девушка станет бездомным специалистом. Таких, как сёстры Мельниковы, только в Ангарске сотни. Выпускаясь из интернатов, парни и девушки оказываются один на один с действительностью, в которой собственное жильё может появиться только в ипотечном рабстве.

Константин, сирота
— Мы все вышли из интерната, что моя супруга с ребенком вот мы сейчас, что я сам. И мы уже ждем, что очень много. Вышли из положения то, что мы сейчас подали в суд.

Кристина, сирота
— Квартиру я жду уже четвертый год. Встала в очередь на квартиру в 2016 году. И до сих пор как бы жду. Моя очередь три тысячи пятьсот с копейками в общем.

Александр, сирота
— Требовать? А толку-то? Приходить, сидеть у крыльца и молиться им в ноги?

Каждому сироте своё право на жильё приходится доказывать через суд. Органы опеки придираются ко всему: то справка не та, то заявление потерялось, а то и претендент на квартиру долго у чиновников не появлялся. В Ангарске проблемами детей-сирот занимается общественная организация «Семьи-детям», при поддержке муниципалитета помогает с юристами и, хоть и временно, даёт крышу над головой. Но жить в общежитии могут не все, некоторые из сирот уходят в самостоятельное плавание. И выживают, как придётся.
Виктория Лизуненко
— Вот дом, здесь нет никаких условий для проживания, особенно, с маленьким ребенком.

Это Вика Лизуненко. Она тоже сирота. Репортаж с её историей мы показали в августе. Органы опеки отказываются ставить её в очередь, документы из детдома для чиновников — не доказательство. С маленьким ребенком на момент съёмки Вика жила в разрушенном доме. После эфира общественники перевезли молодую маму в комнату общежития. Шефство над девушкой и её малышом взял ангарский Союз десантников. С подгузниками и детским питанием теперь у Вики проблем нет. А вот с правом на квартиру, положенной сироте по закону, по-прежнему всё плохо. Делом Виктории и сестёр Мельниковых сейчас занимаются юристы общественной организации «Благо». Активисты уверены, что работа с сиротами в Приангарье провалена. А защитой их прав должна вплотную заняться прокуратура.

Юлия Макарова, юрист общественной организации «Благо»
— Я обратилась в генеральную прокуратуру, наше заявление зарегистрировано. Ожидаю данной проверки. Как мы сейчас, пообщавшись с детьми-сиротами, поняли о том, что они в каждую дверь бьются и ни одного ответа не находят. То есть, никакой информации на сегодняшний день четкой нет.

Неэффективной и бесполезной работу региональной власти с детьми-сиротами считает и уполномоченный правам человека. В своём докладе за 2018 год омбудсмен указывает на то, что закон Иркутской области по обеспечению жильём бывших сирот противоречит федеральному закону и принципу справедливости.

Цитата из доклада уполномоченного по правам человека за 2018 год:

— Излишние административные барьеры на пути реализации сиротами своего права на жилое помещение установлены в Законе № 164-ОЗ сознательно, с целью сокращения объемов государственных обязательств.

На начало 2019 года в Приангарье было зарегистрировано 9 тысяч 983 сироты, которые не реализовали своё право на жильё. Каждый год из интернатов выходят новые выпускники, очередь увеличивается на полторы-две тысячи человек. Квартиры получают от двухсот до семисот сирот в год — объём напрямую зависит от расторопности областных чиновников. В министерстве соцразвития, опеки и попечительства специалисты лишь разводят руками. В этой сложной бюрократической цепочке опека лишь следит за очередью: включает в неё новые имена или наоборот, исключает — вдруг сирота сам раздобыл себе жильё или не дай бог умер, бывает и такое.

Наталья Пронина, специалист Министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области
— В районе 5-7 лет. По закону конечно у нас с вами однозначно по достижению 18 лет, гражданин должен быть обеспечен жилым помещением. К сожалению, к сожалению, такого не происходит.

Что касается самого обеспечения сирот жильём, то это прерогатива Министерства имущественных отношений. Там с реализацией планов всё очень и очень плохо. Летом контрольно-счетная палата провела проверку сиротской программы — иначе её не назовешь. За первое полугодие 2019 из почти четырёхсот запланированных квартир, сиротам выделили лишь 22. Это меньше пяти процентов от выполнения плана. К слову большой проблемы с задержкой в самом министерстве не видят.

Евгений Терновой специалист Министерства имущественных отношений Иркутской области
— КСП написала насколько я помню по октябрь. Но дело в том, что у нас есть ноябрь и декабрь. И сейчас в настоящее время у нас большое количество жилых помещений для детей сирот предоставляется.

Евгений Николаевич Терновой в Мин.имущества важный человек. Он занимается распределением квартир среди сирот, знает, что и кому положено. Кроме того, чиновник контролирует и закупки министерства. Только осенью ведомство объявило более десяти тендеров на долевое строительство и покупку готовых квартир для детей-сирот. 90 % закупок признаны несостоявшимися.

Евгений Терновой специалист Министерства имущественных отношений Иркутской области
— Я не знаю, о чем вы говорите. У нас все закупки состоялись, и мы заключили и заключаем государственные контракты. В декабре месяце у нас будет заселено больше более двухсот, а может быть и пятисот.

Воплотятся ли планы областного правительства в жизнь, сказать трудно. Обещанного, как говориться, три года ждут. А сироты и вовсе по пять-десять лет. Тем более, что программу по обеспечению жильём сирот постоянно корректируют. Если не справились и выполнили меньше — планку снижают, а если уже переработали, то подают как подвиг и, разумеется, рассчитывают на премии.

— Вообще, слов нету. У меня и доча очень рада. Давно спрашивала, когда мы поедем жить в свою квартиру.

Этой девушке повезло. Она и еще более восьмидесяти теперь уже бывших детей-сирот этой осенью всё-таки получили долгожданное жильё. Итого, пока областное правительство выполнило обязательства перед сотней человек. Напомним, в очереди за квартирами стоят почти десять тысяч выпускников детдомов. К слову, чаще всего квартиры сиротам дают в Шелехове, Зиме, Усолье-Сибирском. В постоянном пролёте оказываются жители Иркутска и Ангарска. Всё дело в стоимости квадратного метра. Мин.имущества по утвержденному правительством лимиту, готово платить не более сорока тысяч рублей за квадратный метр. Эксперты в области недвижимости в голос говорят, что купить достойное жильё за такую цену нереально.

Ольга Бархоткина, специалист агентства недвижимости
— По цене 40 тысяч с копейками там мы, скорее всего, сможем купить однокомнатную хрущевку. Это будет самый простой вариант, скорее всего это будет первый этаж. Это будет квартира в удовлетворительном состоянии, возможно в плохом состоянии.

Такая квартира сироте не подойдёт. По нормативам, жильё должно быть в хорошем состоянии, с ремонтом и не менее 33-ёх квадратных метров. В крупных городах Приангарья такие помещения будут стоить не менее пятидесяти тысяч рублей за квадрат. Поэтому сироты из Ангарска, Иркутска и Братска ждать будут дольше всех. Кстати, на днях губернатор Сергей Левченко принял новую программу по обеспечению детей-сирот жильём. Согласно плану до 2024 года квартиры должны получить 2 091 человек, вот только очередь за это время вырастет на целых шесть тысяч сирот.

Сергей Левченко, губернатор Иркутской области

— Несмотря на то, что у нас каждый день прибавляются различные задачи, которые стоят перед нами, и мы видим как их решать.


На грани выживания этой в этом году оказались и многодетные семьи Иркутской области. Мамы, сидящие в декрете, получали выплату на третьего ребенка — почти десять тысяч рублей. Сумма для семейного бюджета значимая. В сентябре деньги вдруг перестали поступать. От областных чиновников никаких объяснений. А в местных отделениях соцзащиты говорили просто- денег нет.

Надежда Полякова, многодетная мать
— Я ходила в ангарскую соцзащиту, к замдиректора, тоже с корреспондентами. Обращались в прокуратуру, в следственный комитет, в министерство финансов пытались писать запросы, бумаги. К губернатору пытались запросы писать. Ну, то есть, обращались, везде где только можно и к кому только можно. Но в большинстве случаев приходят либо отписки непонятные, либо ни ответа-ни привета.

Оказывается, деньги действительно закончились. Областное правительство заложило в бюджет всего три с половиной тысячи получателей. На деле же семей оказалось почти девять тысяч. Чиновники, видимо, и подумать не могли, что сибиряки в таких условиях продолжат рожать детей.

Екатерина Старикова, многодетная мать
— Одна из них с нами разговаривала, ну знаете, так, как будто мы действительно рожаем детей для того чтобы пособия получать. Но это же не так. Если это включено в программу, значит, я должна эти деньги получить, они в моём бюджете. Вот, извините, я эти 9 тысяч не получила, соответственно, в моём бюджете произошёл аврал небольшой. Потому что на них я надеюсь. Если законом положено, то будьте добры — отдавайте. Вы не из своего кармана даёте эти деньги.

После скандалальных сюжетов в СМИ, министр соц.развития Владимир Родионов всё же нашёл смелость выступить с заявлением. Ничего не мешало главе ведомства сделать это пару месяцев назад, объясниться перед льготниками и предупредить о задержках. Кстати, на свои премии главы региональных министерств как, впрочем, и сам Сергей Левченко, деньги нашли быстро. В бюджете на это выделят более трёхсот миллионов рублей. Как говориться, работа — работой, а обед, а точнее, премии — по расписанию.

Добавить комментарий

Оставить комментарий

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Родительский комитет

Архив новостей

    Ноябрь, 2019    
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
  Архив по месяцам

Архив событий в Ангарске и в Иркутской области в выпусках новостей.

 Наверх