Смерть в роддоме — закономерность или случайность?

Никто и предположить не мог, что свою супругу Сергей будет встречать совсем не так — без цветов и без надежды увидеть сына. Ни на парадном входе в роддом, а в гинекологии. Анастасия несколько дней как после реанимации. Еле держится на ногах и еле крепится, от психологического удара женщина отойдет нескоро.

Анастасия Угрина, потерпевшая:
— Как я кричала, вскрывайте мне живот! Ребёнка спасите!

Это была вторая беременность, которая 36 недель протекала без осложнений. Шла 37-ая... тот поздний вечер 18 октября Настя вспоминает как страшный сон. В восьмом часу вечера с жалобой и на сильные боли в животе она вызвала скорую помощь.

Анастасия Угрина, пострадавшая:
— В итоге повезли меня на скорой. И пока везли меня в машине, они позвонили сюда и сказали, что сейчас срочно готовьте операционную! Женщина едет, срочно оперировать надо! Я ребёнка чувствую, как он там у меня толкается!

Настя рассказывает, что по её приезду в приёмный покой там не было и намека на ожидание экстренной пациентки. УЗИ, которое могло бы помочь поставить верный диагноз, провести было некому. Постоянного дежурства специалиста здесь не предусмотрено. У Насти открылась рвота, она чувствовала, что теряет сознание.

Анастасия, пострадавшая:
— Я говорю — какая прободная язва! Вы видите же — что у меня одна желчь! На что они сказали, что по нашей части ничего тут нет. Ребёнок жив, мы сейчас дожидаемся, хирурги едут уже, и ты сейчас поедешь оперироваться — в БСМП или в Сангородок, не знаю.

Драгоценное время было упущено. Настя провела в приёмном покое полтора часа. В какой-то момент женщина почувствовала сильный толчок в живот. Сейчас Настя понимает, что это было последним прощальным движением малыша. Потом как сквозь сон УЗИ, фраза врачей «сердцебиения нет» и реанимация... Теперь убитые горем родители в своем интервью благодарят одних — анестезиологов и реаниматологов, которые вытащили Настю с того света, и винят других.

Сергей Угрин, супруг потерпевшей:
— Те кто дежурили в ту ночь врачи! Которые думали там, когда действовать надо было! Они сидели, думали. Вот пусть в другом где-нибудь месте посидят подумают.

Врачи сообщили Насте причину гибели малыша. Матка разошлась по шву, который остался от прошлой операции, и малыш выпал в брюшную полость. То, что произошло с женщиной, в роддоме назвали непредсказуемым и внезапным. Однако, на протяжении всей беременности Настя напоминала врачам о рубце. Те уверяли, все будет хорошо.

— Кровью захлебнулся... поставили разрыв матки...

По словам Насти, сегодня медики не признают — ни своей вины, ни того, что ребёнок на момент прибытия в приёмный покой был еще жив. Говорят, что чудом удалось сохранить детородный орган, поэтому есть шансы в будущем родить здорового ребёнка. Но после случившегося женщина вряд ли вернётся туда, где уже потеряла дитя.

Вот он — приёмный покой перинатального центра. Кто ответит почему Настю продержали здесь более полутора часов? Кто ответит, что это - халатность или боязнь принять решение в экстренной ситуации?

В пятницу скорбь вместо выписки, а в субботу Настю ожидало новое испытание — судмедэкспертиза выдала тело неродившегося мальчика родителям. Семья организовала похороны. В холодном одеялке, предназначенном для торжественной выписки, в полуметровом гробу малыша провожают в последний путь.

В детском квадрате «Березовой рощи» уже десятки подобных захоронений — там, где дата рождения, как и у маленького Данила совпадает со смертью. И несколько заранее уже подготовленных мест, ожидающих своего часа.

В истории Ангарского перинатального центра, к сожалению, это не единственная трагедия. Случайное совпадение, стечение обстоятельств или закономерность? Но в момент самых громких происшествий у руля была Наталья Петровна Бреус. В мае 2015 года в роддоме умерла роженица. В начале июня Следственный комитет начал проверку по этому факту, а в июле — уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Наталья Бреус была отстранена от своей должности. Но система не успела сменится. Через месяц в роддоме умирает ребенок.

Своего едва не родившегося малыша потеряла ангарчанка Татьяна Кондабаева. В роддоме она находилась на сохранении под присмотром медиков. До родов оставалось несколько недель. Вместо помощи после жалоб на сильные боли, ей дали Но-шпу. Операцию провели только утром.

Татьяна Кондабаева, пострадавшая:
— Проснулась от наркоза, очнулась когда, врач пришёл и сказал, что ребёнок родился мёртвый. Что я потеряла 3 литра крови, что операция была сложная.

После этого Татьяна больше не сможет иметь детей.

В ноябре 2016-го Наталья Бреус вернулась на пост руководителя перинатального центра, её назначили по результатам открытого конкурса.
С вопросами, адресованными главврачу, 28 октября к роддому на пикет вышли женщины. Каждая со своей историей и маленькой трагедией.

А 27 октября скоропостижно скончалась акушер-гинеколог Оксана Кивлева. В некрологе сказано, что врач умерла дома, после 24-часового дежурства. Косвенной причиной смерти медика руководство роддома посчитало нападки СМИ на коллектив перинатального центра. А вот региональный Минздрав и следствие заинтересовал врачебной объем нагрузки.

После всего случившегося ангарский роддом ждёт тотальная проверка. Разбор полётов должно было провести и Министерство здравоохранения области. Но пока ведомство молчит. Следственный комитет тоже не спешит сообщать о предварительных итогах расследования.

Печальных историй у пациенток масса, равно как и счастливых. Но почему к одним медикам ангарчанки с низким поклоном за помощь в родах, а к другим — с глазами, полными слёз от боли?

Варвара Горбунова, пациентка Ангарского перинатального центра:
— Они материли меня. Че ты орёшь? Ты рот говорит закрой и тужься молча! А как я могу тужиться молча? Когда мне начали зашивать, мне начали зашивать наживую! Я говорю — мне больно! Ты что — нам одолжение делаешь? Я мол сейчас положу иголку с ниткой и ходи всю жизнь с розочкой! Ну как так можно сказать специалисту?

— Я вот приехала, она мне в первый день — мама вава! Раньше приходила с садика, гладила по животику и говорила мама ляля. А сейчас — мама вава!

Тем временем Настя дома, вместе со своей двухлетней дочкой Викторией. Вместе они так ждали появления на свет малыша. Супруг пока жена была в реанимации, постарался убрать всё, что могло бы напомнить ей о трагедии. Пелёнки, погремушки. Но, несмотря на это, материнское сердце рвется на части. Счастливым планам семьи не дали сбыться. Обстоятельства или люди, Анастасия теперь намерена добиваться правды.

— Какого наказания вы бы хотели для тех людей, которые способствовали вашей трагедии?
— Виновата Демидович, как дежурный врач. Она дежурила и должна была распорядиться и поднять меня в операционную. Только она имела право это сделать. Все ждали ее. И конечно Наталья Петровна Бреус, как главный врач будет отвечать за то, что у нее все это происходит и повторяется вновь.

Руководитель перинатального центра отказалась от комментариев. А мы надеемся, что в результатах проверок найдутся ответы на все поставленные вопросы. Лишь бы они не остались риторическими...
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 14 дней со дня публикации.

Архив новостей

    Ноябрь, 2017    
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930 
  Архив по месяцам

Архив событий в Ангарске и в Иркутской области в выпусках новостей.

Садоводство с большой буквы 2018
 Наверх